Муж-"фанфарон"

Возьмите его с собой, он очень полезен для здоровья. Как только вы его увидите, вам сразу захочется уйти подальше, и вы совершите длительную и далекую одиночную прогулку.

NN

Истерические черты бывают не только у женщин, но и у мужчин. Я назвала этот типаж мужей «фанфароном», чтобы поменьше использовать профессиональные термины. Если вы, увидев в описанном ниже психологическом портрете нечто похожее на вашего мужа, назовете его «фанфароном», — то это обиходное выражение, а «истерическая аномалия личности» — это уже диагноз, который имеет право ставить только психиатр.

У «фанфаронов» тоже бывают и демонстративно-шантажные попытки самоубийства, и мнимые болезни, и весь «букет» истерических растройств: утрированная эмоциональность, бесконечный надрыв, раскачка чувств и прочее. Все то, что в предыдущей главе написано о «стервах», но в мужском варианте. В качестве мужа «фанфарон» — сущее наказание.

Поначалу «фанфарон» подкупает своей эмоциональностью, богатсвом её выражения, раскованностью мышления и даже своей театральностью. «Ах, какой он необычный, интересный, как сильно любит!» — думает А потом… Совместная жизнь с «фанфароном» — ужасна. Это эгоист до мозга костей, который никого, кроме себя не любит, несмотря на бурное словесное выражение чувств.

Он купил дюжину книжек про то, как красиво говорить на людях, а ему нужна только одна — «Как вовремя заткнуться!»

NN

Ради того, чтобы «пустить пыль в глаза», «фанфарон» может жить на широкую ногу, тратя огромные суммы на собственные прихоти, покупая все самое дорогое, разъезжая по престижным курортам и раздавая щедрые чаевые, постоянно «ломая комедию» и играя роль удачливого и предприимчивого бизнесмена, хотя он всем задолжал крупные суммы, в его кассе давно пусто, и он тратит чужие деньги.

Выходя из Дворца бракосочетаний, жених говорит богатой невесте:
— Буду с тобой откровенен, дорогая: так удачно я давно не женился.

Анекдот

Однажды в Испании мне пришлось почти ежедневно наблюдать такую картину. Типичный «новый русский», расхаживая в холле гостиницы, громко кричал по сотовому телефону якобы своему деловому партнеру. Он что-то приказывал, критиковал, ругал, поручал ему перевести астрономические суммы на счет каких-то фирм, и при этом зорко поглядывал на всех присутствующих, слышат ли они его «переговоры» и как реагируют на то, что он такой «крутой» бизнесмен. Но на него никто не обращал внимания, так как русских там почти не было. Я была единственным его зрителем и слушателем, но ему, как любому истерику, было вполне достаточно даже одного «зрителя» его спектакля.

Вначале я полагала, что он разговаривает по телефону все утро — выходя после завтрака в холл, каждый день я заставала одну и ту же картину: он расхаживал крупными шагами, энергично жестикулируя свободной рукой и что-то кричал по телефону, а его жена в это время молча сидела в кресле. Потом я догадалась, что он намеренно поджидал своего единственного «зрителя», то есть, меня, тем более, что я наблюдала за ним весьма заинтересованно. Видя мой интерес, он ещё больше входил в раж, называя все более крупные суммы и демонстрируя, что он «командует» и диктует кому-то свою волю. По моим приблизительным подсчетам суммы якобы переведенных куда-то денег давно перевалили за миллион долларов.

Персонал гостиницы недоумевал, почему он каждое утро орет в холле по своему телефону, когда может сделать это в своем номере. Своими громкими разговорами он мешал менеджерам за стойкой работать. Но персонал гостиницы, естественно, не мог сделать гостю замечания.

Так повторялось почти две недели, и однажды менеджер очень вежливо попросил меня передать джентльмену, поскольку тот не говорил по-английски, что в номере есть телефон, по которому он может поговорить, и слышимость будет гораздо лучше, чем по мобильному телефону, которым пользуется джентльмен. Я передала эти рекомендации нашему «джентльмену», но он пренебрежительно заявил: «Я привык к своему телефону, пусть обслуга мне тут не указывает, где мне говорить». Самое забавное, что говорил он в неработающий телефон.

Он не переставал «говорить» по своему телефону даже в аэропорту, когда мы возвращались домой, расхаживая по залу ожидания, очевидно, в поисках новых зрителей, а его молчаливая жена катила за ним два огромных чемодана.

«Фанфарону» ни в коем случае нельзя доверять распоряжаться деньгами, особенно, если это большие суммы. Для него ничего не стоит присвоить не принадлежащие ему деньги, растратить их, а потом выдумать какую-то фантастическую историю. Набрав кредитов, он может скрыться с чужими деньгами. С честностью и порядочностью у него большие проблемы. Порой бывает так, что «фанфарон» совсем «заврался» и в результате вынужден скрываться от кредиторов или деловых партнеров.

— Ну уж мне-то вы верите? Нет?!... И правильно делаете.

Д.Е.

В деловом отношении «фанфарон» ничего из себя не представляет, так как работать не любит и не желает. «Крутить» чужие деньги, не забывая и своей выгоды, или присвоить средства, ему не принадлежащие, перехватить инициативу и воспользоваться результатами чужого труда, «урвать» на крупной удачной сделке, найти компаньонов с деньгами, уговорить их на какой-то проект, а потом обокрасть их, взять крупную партию товара или большой кредит и не расплатиться, а потом «уйти на дно», — далеко не полный перечень способов «зарабатывания» миллионов.

Одному коммерсанту, назовем его Василием, партнеры доверили получить крупную сумму с должника, живущего в другом городе. Он сам вызвался привести долг и даже отказался от сопровождения охранников, хотя до этого без двух телохранителей никуда не выезжал. Но Василий сказал, что справится и сам, а чем меньше людей знают о деньгах, тем надежнее.

Деньги он присвоил, а партнерам сказал, что когда ехал с вокзала, его машину догнали два миниавтобуса, в которых сидели двадцать (!) вооруженных автоматами людей. Они якобы «зажали» его машину в «клещи», заставив остановиться, выволокли его из салона, уложили на капот и «под дулом автоматов» заставили отдать всю сумму. При этом на нем не оказалось ни единой царапины.

Партнеры засомневались — история о том, что среди бела дня в центре Москвы кто-то может разъезжать с автоматами и наставлять их на человека, но не стрелять в него и даже не бить, — выглядела неубедительной. К тому же о поездке и деньгах никто, кроме его партнеров, не знал. Вряд ли должник, с которым они успешно работали много лет, стал послать за ним в Москву «команду» из вооруженных людей, чтобы вернуть свои деньги, — проще было сделать это в своем городе. Откуда взялись два «автобуса», как они опередили поезд, на котором ехал их компаньон, почему они не отняли у него деньги уже в поезде, — там это было гораздо проще сделать, чем в центре Москвы, — все эти вопросы они задавали и ему, и себе. А Василий охал и ахал, заламывал руки, лил слезы, демонстрируя, как сильно огорчен случившимся, клялся, что готов «искупить вину кровью», «наложить на себя руки» или работать всю оставшуюся жизнь бесплатно и распродать все, чем владеет, чтобы расплатиться с компаньонами. В конце концов те оставили его в покое, хотя сумма была немалой.

Партнеры оказались людьми миролюбивыми и не стали нанимать «команду по выколачиванию денег». Они почти поверили ему (а «фанфароны» обычно чувствуют, кого легко обмануть), и только узнав, что Василий купил недвижимость на Кипре и сбежал, его бывшие партнеры поняли, что он их провел. Но они слишком поздно спохватились — Василий был уже вне пределов их досягаемости.

Хочешь, чтобы твои слова не расходились с делом? Тогда ничего не обещай и ничего не делай.

Д.Е.

Эгоцентризм «фанфарона», требование всеобщего внимания и стремление занимать в любом обществе центральное положение, не соответствующее его реальным способностям, приводят к ухудшение отношений с окружающими и конфликтам. Это создает и внутренний конфликт между его желаниями и возможностями. В ответ на конфликтную ситуацию у «фанфарона» резко снижается настроение, но он могут придумать о себе какую-то жалостливую историю, чтобы вызвать сочувствие окружающих и вновь привлечь к себе их внимание.

«Фанфароны» склонны к злоупотреблению алкоголем. Выпивать истерики очень любят. Во-первых, компания собутыльников — это «зрители», перед которыми он может хвастаться своими «успехами» и быть в центре внимания. А во-вторых, им нравится само состояние опьянения. Риск стать алкоголиком, у них очень высок.

В опьянении все истерические черты выступают в ещё более утрированном виде. «Фанфарон» может говорить часами, не замолкая ни на секунду и не давая и слова вставить окружающим, и тут его патологическая лживость и склонность к фантазированию и преувеличению выступает в гротескном виде. Из-за этого он может попасть в нелепую ситуацию, но ничуть не смущаясь, тут же, на ходу сочинит оправдание и расскажет ещё одну невероятную историю, главным участником которой он якобы был.

Алкоголизм у истерических личностей имеет неблагоприятное из-за их психической незрелости, внушаемости, колебаний настроения и частых конфликтов, которые являются неизбежным следствием их личностной патологии.

Надпись на зеркале: «Неча на меня пенять!»

Д.Е.

Николай у матери всегда был «любимчиком». По характеру общительный, любит быть на виду, лидер в любой компании. Всегда стремился привлекать к себе внимание окружающих, ему нужны были «зрители». Нравился девушкам и женщинам, очень следил за своей внешностью, любил красиво и броско одеваться, неплохо пел и играл на гитаре, знал множество забавных историй, анекдотов, умел всех рассмешить, с ним всегда было весело. Часто уходил с вечеринки с новой партнершей. И сам легко влюблялся.

В школе учился неровно, на уроках все легко схватывал, но дома уроков не делал. Если удавалось на перемене «списать» у кого-то домашнее задание, то отметки были хорошими, если нет, то бывали и двойки. Все называли его «способным лентяем».

Родители приходили с работы поздно, а мать часто уезжала в командировки, дома была одна бабушка, которая его кормила, но куда внук уходит, не спрашивала. Все свободное время Коля проводил на улице, со сверстниками. Выпивать начал в компании ребят своего двора с 16 лет. Выпив, сидел с ребятами и девочками во дворе, бренчал на гитаре, пел «блатные» песни и песни Высоцкого. Или просто всей компанией слонялись по улицам в поисках «приключений». Сексуальных партнерш было много, и они часто менялись. Пробовал и гомосексуальные отношения — «ради спортивного интереса», но влечения к мужчинам не испытывает.

После окончания школы долго не мог решить, в какой поступить, ему было все равно, учиться он вообще не хотел, но настаивали родители. Все же Николай поступил в Автодорожный где у отца были связи. Через год из-за академической задолженности встал вопрос о его отчислении, и отцу с трудом удалось оформить Николаю академический отпуск.

Почти год он бездельничал и пил. Друзей у него было много, он легко знакомился с кем угодно, круг общения расширился и за счет сокурсников. Пил в разных компаниях. Всегда по его инициативе собирались вечеринки, если у приятеля была свободна, или была пустующая дача, или они закупали спиртное и шли в ближайшее кафе, столовую, чайную. Могли пить и на скамейке в сквере.

В состоянии опьянения Николай становился хвастливым, мог сочинить о себе какую-то невероятную историю, участником которой он якобы был, но рассказывал так убедительно и эмоционально, что ему все верили, а если выяснялось, что это его фантазии, Николай ничуть не смущался и говорил, что просто хотел всех развеселить. Никто его всерьез не принимал, он имел репутацию человека веселого, но легкомысленного и необязательного.

Женился на одной из своих многочисленных любовниц — та забеременела, а его родители настояли на свадьбе, надеясь, что Николай «остепенится». Но их надежды не оправдались. Потом он ещё дважды был женат, и каждая новая жена не выдерживала его более 2−3 лет. От этих браков у него пятеро (!) детей — экс-супруги рожали в надежде, что у него пробудятся отцовские чувства, и легкомысленный Николая «исправится». Но… «исправить» истерика невозможно. Поразительно, что его третья супруга, достаточно зрелая, имевшая дочь от первого брака и знавшая, что Николай уже был дважды женат, и у него уже четверо детей (от второго брака у него тогда были полуторагодовалые близнецы), тем не менее, родила ребенка. Ну что тут сказать?...

К детям Николай совершенно безразличен, равно как и к женам. Эгоистичен, живет по принципу «стрекозы». он так и не закончил, специальности не имеет, не работает, живет на иждивении родителей и жен.

В последние годы он окончательно спился. В своем районе знает всех пьяниц, и мужчин, и женщин. Если у него нет денег, идет в пивной бар, и его угощают. А когда удается выпросить их у матери или у одной из бывших жен, то угощает он. Потом тащит к себе очередную пьнчужку. Ее внешность и возраст его совершенно не волнуют, переспал со всеми алкоголичками, постоянными обитательницами пивбара и прочих злачных мест, многократно болел гонореей и трихомонозом. Перестал следить за собой, неделями не мылся, не менял белье.

Неоднократно был судим, в основном, за мелкие кражи, хулиганство. В свои 35 лет выглядит 60-летним. От его прежней эмоциональности, артистичности ничего не осталось. Правда, в колонии он ублажает других зеков бренчанием на гитаре и «блатными» песнями, за что пользуется в этой среде определенной популярностью.

nbsp;— это не пол, а нечто целое.

Т. Клейман

Рекомендации женщинам, имеющим мужа-"фанфарона", примерно те же, что и мужчинам, женатым на «стерве». Но, в отличие от мужчин, у них есть возможность оградить детей от мужа. В некоторых случаях развод — это единственных выход, чтобы сохранить свое психическое и своих детей. Если же такой возможности нет, — то вам поможет только психиатр.


Метки записи: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Читаем также:

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Comments are closed.